Средневековье
Оказывается аквариум — это управляемый человеком прибор.

Средневековье не было периодом бурного развития науки. Церковники жестоко расправлялись с каждым, кто нарушал скучные и постные заповеди Христа. Каждая свежая мысль, живой интерес к чему — либо воспринимались как еретическое, богопротивное и достойное кары действие или хотя бы помышление. По Европе полыхали костры инквизиции. Естественно, что в этих столетиях мы не найдем никаких сведений об аквариуме и аквариумистах.

Лишь на Востоке, в Великой Поднебесной Империи, придворные рыбоводы, талантливые дети китайского народа, творили чудеса, меняя по своему желанию форму и окраску карася «цзиюй», создавая все новые и новые породы золотой рыбки. Но европейцы познакомились с этими удивительными творениями китайских селекционеров лишь в XVII веке. А мы узнаем об этом позднее, во второй части книги.

Наступила эпоха Возрождения. Ученые бережно восстанавливали и переписывали тексты древних греческих и римских естествоиспытателей. Зарождающаяся буржуазия искала новые рынки сырья, стремилась захватить далекие богатые земли

Востока. Во все концы земли устремлялись быстроходные каравеллы искателей новых земель и приключений. И они привозили удивительные рассказы о рыбах далеких стран, рассказы, так совпадающие с казавшимися когда — то неправдоподобными сведениями древних авторов.

В 1637 — 1644 годах в Бразилии побывал Георг Маркграф. Он опубликовал по возвращении «Натуралистическую историю Бразилии». В четвертом томе этой книги он дал описание 87 видов рыб из Амазонки. Сведения об этих рыбах потрясли воображение европейских естествоиспытателей. Так впервые возник интерес к экзотическим (от греческого слова «экзотика»  -  иноземный) рыбам.

А в 1801 году появилось первое описание королевы тропических вод  -  гигантской водяной лилии  -  виктории амазонской. К этому времени во многих теплицах, возникших в европейских городах, уже держали наземные тропические растения. Сообщение о виктории подогрело интерес к экзотическим водным растениям, и в теплицах появились специальные бассейны с этими растениями.

А рыбы? К началу XIX века содержали в сосудах лишь золотых рыб. Их помещали в красивые стеклянные вазы без грунта и, конечно, без растений. Тогда еще не понимали роли растений в жизни животных и взаимосвязи растений и рыб в водоеме. Да и о самих золотых рыбках существовало курьезное мнение, что их ничем не надо кормить. Меняйте им воду, они питаются ею,—  утверждали знатоки тех лет. И это были не какие — либо невежды, а самые настоящие ученые — естествоиспытатели.

В первой половине XIX века в странах Европы с успехом издавалась на разных языках «Естественная история» Джонатана Франклина. Третье и притом, как сказано на обложке, исправленное издание этой книги вышло в переводе на русский язык в 1864 году. И вот что можно было там прочесть о «золотом чебаке»: «Довольно распространено мнение, что эти маленькие существа могут обходиться без пищи. Гуманность же требует кормить всех, даже золотых рыбок, в особенности в неволе. Я забавляюсь, давая им по временам мух и маленьких червей, и уверяю вас, они едят их с большим удовольствием, если не с признательностью». Впрочем, уверять в этом русского читателя в 1864 году было смешно, переводчик просто плохо «исправил» книгу пятидесятилетней давности. К этому времени русские аквариумисты могли прочитать целую лекцию о кормлении золотых рыбок и уходе за ними. Но для первых лет XIX века такой взгляд был обычен.

В 1797 году француз Теодор Соссюр издал работу, в которой выяснилась роль углекислого газа в жизни растений. Рядом экспериментов Соссюр доказал, что растения поглощают углекислоту и выделяют кислород. Открытие было настолько удивительным, что французская Академия тотчас же избрала ученого своим членом. Начались исследования в этом направлении. «Зеленый лист улавливает углекислый газ из атмосферы»,—  заявил Жак Буссенго.

Из атмосферы? А как обстоит дело с растениями, которые растут погруженными в воду? Только в 1837 году дошла до них очередь. А что, если соединить в замкнутом сосуде водные растения и животных? Таким вопросом задался англичанин Уард. Сказано  -  сделано. И что же? В закрытом сосуде продолжала плавать золотая рыбка, продолжала выбрасывать листики посаженная  в  песок валлиснерия.

Так Уард впервые создал аквариум в том значении этого слова, какое оно имеет сейчас. Но Уард сделал и еще один очень важный вывод. Оказывается, рыбы и растения далеко не всегда так хорошо уживаются вместе. Он провел десятки экспериментов. Если увеличить число растений  -  рыбы задохнутся. Если убрать растения  -  опять рыбам нехорошо. А если увеличить число рыб? Совсем плохо. А теперь подержим аквариум в темноте. Ну, как? Все погибло  -  и рыбы, и растения. Хорошо, попробуем все устроить заново, но охладим воду на льду. Опять все погибло. А теперь опять все снова, но подогреем воду. И  опять  -  неудача.

Впрочем, нет, именно удача! Когда Уард создал первый аквариум, в котором хорошо дополняли друг друга и влияли друг на друга растения и рыбы, многие ученые стали утверждать, что мы имеем дело с замкнутым маленьким миром: можно плотно закрыть этот мирок в банке, и он будет существовать сам по себе, не связанный с внешним миром.

 -  Ничего   подобного!  -  заявил   Уард.—  Аквариум  -  это   прибор, и, как всякий  прибор,  он без человека, без его мысли, без его управления  -  мертв. Если некоторое время рыбы  и  растения еще и продолжают жить, то это  происходит  просто  по  инерции. Аквариум — это управляемый  прибор, и только при  хорошем управлении он будет хорошо и правильно работать. Не сразу дошла эта   замечательная    мысль   до   сознания    современников    Уарда. В   1850   году   его    соотечественник   Уаррингтон   устроил   «микрокосм» —  аквариум   с  наглухо   закрытой   крышкой.   Рыбки,   жившие в  нем, давали углекислоту, растения поглощали ее и давали кислород рыбкам и улиткам,  улитки  поедали  водоросли  и  откладывали   икру,   служившую   пищей   рыбкам.   Целый   космос   в   банке. Никакой зависимости от внешнего мира!

Но вечных двигателей не бывает. Нет и вечно работающих приборов. «Микрокосм» просуществовал лишь несколько недель, а потом, чтобы избежать гибели его обитателей, пришлось открыть крышку. Прибор нуждался в творческом управлении со стороны человека. И когда Уаррингтон спустя несколько лет открыл для публики большой общественный аквариум с несколькими морскими и пресноводными водоемами, он уже не надеялся на «самодвижение» «микрокосмов» и для ухода за этими водоемами нанял не одного, а целых одиннадцать человек.

В Германии история аквариума началась с 1856 года, когда в одном из научно — популярных журналов появилась статья ученого — натуралиста Эмиля Адольфа Россмесслера. Прогрессивные естествоиспытатели Германии и России с уважением произносили это имя. Россмесслер долгие годы вел борьбу против реакционных порядков в прусской школе, боролся против преподавания закона божьего  -  единственного в те годы предмета, «объясняющего» ученикам устройство мира. «Как ученый, как писатель, как член парламента,—  писал о Россмесслере один русский журнал,—  он боролся за введение естествознания в школьное обучение».

В своей статье «Озеро в комнате» и книге «Пресноводный аквариум» —  первой книге на эту тему!  -  немецкий ученый впервые показал, какие удивительные опыты можно поставить над питомцами комнатного озера, какие наблюдения интересно провести. С 1856 года начинается история любительского аквариума и в России. Правда, золотые рыбки в России побывали за два столетия до этого, но об этом мь\ поговорим позднее. В 1856 году член Российского общества акклиматизации Альберт Иванович Гамбургер прибыл в Германию к родственнику. Здесь он и познакомился с первыми любителями «озера» в комнате.

«Это интересно!»  -  подумал Гамбургер и, возвратившись домой, изготовил несколько аквариумов. К его изумлению, москвичи просто расхватывали стеклянные водоемы. Гамбургер открыл мастерскую и стал делать аквариумы для продажи. Сто лет назад купить аквариум и заниматься содержанием его питомцев мог лишь богатый человек, а не простой рабочий или служащий. Но даже несмотря на это, аквариумами в нашей стране уже тогда бурно увлекались. Некоторые цифры дают нам представление об этом. За сравнительно короткое, время Гамбургер построил и продал 400 крупных аквариумов, а за некоторые из них был награжден 12 медалями. Даже царская семья в 1858 году решила завести аквариум. За него Гамбургеру подарили перстень.

Ты думаешь, Гамбургер разбогател? Ничего подобного. Этот увлекающийся   человек   продавал   аквариумы   почти   за   бесценок.

Он делал гроты и туфовые украшения, которые вообще никто не хотел брать. И Гамбургер дарил эти гроты тем, кто покупал аквариумы. Наконец, он понял, что ни царю, ни великим князьям, ни тем придворным, которые брали у него «модные штучки», не нужны эти комнатные озера, никому из них нет дела до самой природы,  они  просто  увлеклись  модой,  а  потом  так  же  легко  и бросят все это.

Тогда Альберт Иванович махнул рукой на коммерцию и занялся серьезным изучением аквариумных рыб и растений. На выставках садоводов в 60 — х и 70 — х годах прошлого века этот энтузиаст поразил всех посетителей удивительными достижениями. И когда мы видим в зоомагазине макроподов, мы вспоминаем, что их привез в Россию и размножил А. И. Гамбургер. А когда мы разглядываем в оранжереях ботанических садов изящное водное растение увирандру с листьями — сеточками, мы тоже вспоминаем этого исследователя подводного мира  -  именно от него в 1872 году Петербургский ботанический сад получил эту редкость. Слава Гамбургера  -  любителя — аквариумиста оказалась долговечнее    и    почетнее   славы    коммерсанта,    отмеченного    царским перстнем.

Громадная роль в пропаганде русского любительского аквариума принадлежит замечательному натуралисту, талантливому писателю Николаю Федоровичу Золотницкому. Золотницкий был преподавателем языков в реальном училище. Народный артист СССР Сергей Владимирович Образцов так рассказывает о нем: «Уроки его не отличались особой живостью и проходили без интереса… Чувствовалось, что все его помыслы, все силы души имеют совсем другое приложение. Но уж когда нам удавалось вопросами вызвать его к беседе на любимую тему, он словно преображался. Глаза зогорались, рассказ становился живым, образным и мы, мальчишки, замерев, отправлялись в необычайное, почти сказочное путешествие в неведомый подводный мир».

 -  Это было очень давно,—  рассказывал Николай Федорович,—  в дни моей ранней юности. В то время я занимался сбором растений для гербария. Однажды я присел у воды и вдруг увидел такую картину, которую не забуду никогда в жизни. Вы когда — нибудь видели наяву мир волшебных сказок?

Звенел звонок на перемену, но мальчишки не спешили в рекреационный зал. Они обступали учителя.

 -  Николай Федорович, а вы не могли бы нас сводить на экскурсию в зоопарк? Там открылся общественный аквариум — выставка. Ну, пожалуйста. Мы будем совсем тихонькие, совсем послушные…

И после долгих уговоров Николай Федорович соглашался.

В небольшом домике на территории Московского зоопарка в стенах коридоров были вмонтированы освещенные изнутри аквариумы, в них плавали самые разнообразные рыбы. Разноцветные рыбы. Красивые рыбы. Смешные какие — то. Ну и все… Но вот начинал говорить Золотницкий, и ребята пускались в удивительное, полное тайн и приключений путешествие в волшебное подводное царство…

Навстречу экскурсантам шли два господина. Поздоровались с Золотницким.  Пошли  дальше.  Один  другому  сказал:

 -   Это из пажеского корпуса?

 -    Какой там пажеский! Не видите форму  -  реальное училище.

 -   Тогда почему им рассказывает не простой экскурсовод, а сам председатель?

И они недоуменно оглянулись.

Да, скромный учитель классических и романских языков был Почетным председателем Московского общества любителей природы, автором книг о цветах, о легендах, связанных с растениями, об аквариумных рыбах. Его книгами зачитывалась вся передовая, интересующаяся живой природой Россия. И не только Россия. Книга «Аквариум любителя» была переведена на несколько языков, издана в Германии. Она и сейчас является одной из лучших и интереснейших книг об аквариумных рыбах и растениях.

Московское и Петербургское общества аквариумистов возникли одновременно в последние годы XIX века. К этому времени в крупных городах России уже не раз устраивались аквариумные выставки, на которые стекались тысячи людей. На эти выставки приходили и рабочие, и бедные чиновники. Они и сами с интересом осматривали экспонаты и приводили с собой детей. Успех этих выставок навел русских энтузиастов — аквариумистов на мысль: а не создать ли нам постоянную выставку — аквариум?

В то время общественные аквариумы  -  так стали называть постоянные выставки  -  уже существовали во многих странах. В 1850 году они появились в Англии, в семидесятых годах известный писатель — зоолог Альфред Брэм построил огромный «Аквариум» в Берлине, громадные общественные аквариумы создавались в США. В России же существовал лишь один небольшой такого типа аквариум — выставка в Севастополе. Он знакомил с немногими обитателями Черного моря, и доступ туда в то время был сильно ограничен.

«Вот если бы и в Москве открыть огромный общественный Аквариум»,—  мечтали русские аквариумисты. Но на это нужны были  средства.  У аквариумистов  и  у  их  обществ,  понятно,  таких средств не было. Ждать их от царского правительства было смешно, ведь даже Московский зоопарк, открытый 12 февраля 1864 года, был создан на деньги общественности… А что, если увлечь этой идеей московских капиталистов? Собрали совещание. Капиталисты — предприниматели пришли.

Доклад делал Николай Федорович Золотницкий. Капиталисты сидели, слушали. Оказывается, общественные аквариумы за рубежом приносят огромные прибыли. Интересно… Потом выступали энтузиасты — аквариумисты. «Если вы дадите деньги на строительство аквариума,—  говорили они,—  вы вскоре вернете эти суммы обратно, да еще начнете ежегодно получать прибыли. Ориентировочные расходы будут такие…, доходы в год приблизительно около…, а это значит, что ваша чистая прибыль составит…». Капиталисты сидели, слушали, кивали головами. Интересно, любопытно, забавно…

Но когда спросили, кто же согласен финансировать строительство, кто будет хозяином нового дела — ни один не выступил. «Известное дело,—  рассуждали русские предприниматели,—  за морем телушка  -  полушка, а перевоз  -  рупь. Зачем ввязываться в это рыбное дело, когда и так за 12 — 14 часов рабочего дня мы выжмем из своих рабочих на фабрике столько прибыли, сколько хотим». Так и не согласились.

И все же энтузиасты — натуралисты не отступили. Начался сбор средств на постройку Аквариума — выставки на территории Московского зоопарка. От тысяч любителей природы поступали деньги, иногда это были всего лишь медные копейки. И вот 6 декабря 1904 года, вопреки всем препятствиям, Аквариум — выставка отдела ихтиологии Российского общества акклиматизации был, наконец, торжественно открыт.

Увы! Недолго суждено ему было просуществовать. В 1905 году по стране прокатилась первая русская революция. Центром ожесточенной классовой борьбы стала тогда Москва.

Особенно сильные бои разгорелись в районе рабочих кварталов на Пресне (теперь Краснопресненский район Москвы). Бои начались 8 — 9 декабря, спустя четыре дня каратели подтянули к рабочим баррикадам пушки. Московский градоначальник отдал приказ стрелять по жилым кварталам. «Если бить по жилым домам,—  рассуждали каратели,—  восставшие не станут подвергать мирное население опасности истребления и сдадутся». Пресненские дружинники геройски отражали натиск карателей, а когда стало ясно, что другие районы Москвы не в силах им помочь, они в ночь на 19 декабря прекратили перестрелку и сумели выйти из окружения.

Однако артиллерийскую пальбу по Пресне каратели начали еще 13 декабря. Орудия били прямой наводкой… по зоопарку! Много животных было убито в ту ночь. А в 4 часа дня огонь перенесся на здание Аквариума. В это время там был один лишь сторож. Огонь разрушил часть помещения. Затем каратели «штурмом» овладели пустым домом и, как свидетельствует акт, составленный членами Российского общества акклиматизации, перестреляли уцелевшие аквариумы из винтовок в упор по стеклам. Вся огромная коллекция рыб из разных стран, собранная в Москве за многие годы и сведенная в этом выставочном помещении, конечно, погибла.

Но и на этом каратели не остановились. 17 декабря ни с того, ни с сего они подожгли дом. Теперь уж сгорело и то, что уцелело от «штурма»: архивы, документы, большая библиотека. Так трагически закончилась попытка организовать через постоянную выставку — аквариум пропаганду естественно — научных знаний. Аквариум просуществовал всего один год и семь дней. В 1906 году Общество акклиматизации написало жалобу правительству и просило возместить потери, но… стоит ли объяснять, чем это кончилось?

Павильон  Аквариум открылся только  в  советское  время.