Аквариум. Движение воды и движение в воде
Вода в природных бассейнах редко бывает неподвижна. Волны, ветер, вертикальные перемещения слоев воды в природе неизбежны. Наоборот, в искусственных водоемах вода практически находится без движения. Особенно резко отличается от текущей воды рек стоячая вода аквариумов. Между тем мы знаем, что наши питомцы должны в аквариуме найти среду, почти тождественную привычной для них на воле. Значит, следует специально рассмотреть вопрос о взаимосвязи движения воды и образа жизни водных организмов.

Большинство водных насекомых — обитатели стоячих вод. Лишь некоторые личинки насекомых приспособились к жизни на быстринах. В аквариуме такие личинки уживутся, если вода будет в постоянном движении и если она будет насыщена кислородом. Значит, чтобы создать в аквариуме подходящие условия для обитателей рек с быстрым течением и большой насыщенностью воды кислородом, необходима аэрация.
Моллюски, черепахи, многие тритоны прекрасно уживаются и без искусственного движения воды в аквариуме. Сложнее обстоит дело с рыбами. Рыбы делятся на обитателей стоячей, слабопроточной и быстро текущей воды. При этом перенос рыб из быстротекущих протоков в стоячую воду аквариумов часто оказывается губительным для них.

Осетрята выходят из икры на быстрых перекатах. Когда они начинают активно плавать, у них вырабатываются определенные навыки. Рыбки отдыхают на дне, расположившись головой только против течения и поддерживают себя на месте, постоянно изгибаясь всем телом. Так же ведут себя осетрята и в аквариумах. Однако в стоячей воде аквариумов эффект от этого приспособления получается обратный. В реке волнообразные движения позволяют рыбке противостоять течению, в аквариуме — вызывают ток воды вдоль тела рыбы. Вместе с водой приходит в движение донная органическая муть, она попадает в жабры рыбок, забивает их, ведет к гибели осетрят.

Можно привести и обратный пример. В водоемах Южной Америки обитает хищная рыбка полицентрус (многошип), чаще называемая обрубком, так кам из — за прозрачности хвостового, задних частей спинного и анального плавников кажется словно обрубленной. А в озерах штата Нью — Джерси (США) живет дисковидный окунь, иногда его называют шейбенбарш (от немецких слов «шейбен» — диск, «барш» — окунь). Обе рыбки — типичные представители стоячих вод. Даже частичная смена воды вызывает у этих рыб угнетенное состояние, потерю аппетита, простуду. Когда вода в аквариуме приходит в движение под действием струи воздуха, эти рыбки стремятся уйти в углы с неподвижной водой.
Отсюда опять же ясно, что рыбам надо создать в аквариуме те условия, которые они имеют в природе. А значит — надо научиться определять по внешнему виду, обитателями какой воды они являются.

Ученые установили, что рыбы плавают благодаря волнообразным движениям тела. А какую же роль играют плавники при движении рыб?
Посмотри на рисунок рыбы. Все плавники, кроме хвостового, играют роль вспомогательных органов при движении. Форма тела рыб и их плавников, а также назначение плавников меняются в зависимости от образа жизни. Торпедообразная форма тела испытывает наименьшее сопротивление при движении. Струи воды плавно обтекают такое тело, почти не образуя тормозящих завихрений. Наоборот, высокое, сдавленное с боков тело совсем непригодно для жизни на быстрине и не является признаком хорошего пловца. Меняется и форма главного двигателя — хвостового плавника. У наилучших пловцов он имеет одинаково развитые верхнюю и нижнюю лопасти, у рыб, способных выпрыгивать из воды, т. е. стремительно двигаться вверх, усиливается нижняя лопасть, у тех, которые должны стремительно углубляться, наоборот, мощнее верхняя лопасть.

Некоторые рыбы, например шейбенбарш, пользуются при медленном плавании, кам двигателями, грудными плавниками, а по плоскости хвостового проходит лишь очень слабая волна (при быстром движении эти рыбки плывут, как и все остальные, с помощью волнообразных колебаний от головы к хвосту). Макроподы, имеющие на хвосте длинные выросты («нити»), довольно быстро передвигаются с помощью резких гребков только грудных плавников. Бычки и некоторые донные рыбы — обычно плохие пловцы, и передвигаются они не только с помощью волнообразных движений и энергичных гребков грудных плавников (обратите внимание, какие они большие у этих рыбок), но и с помощью реактивной силы: вода с силой выбрасывается назад из жабер. Отчасти поэтому голова у бычков велика, рот огромен и имеются сильные мускулы на жаберных крышках.

У хороших пловцов тело удлиненное, хвостовой стебель тонкий, при плавании, как установил академик В. Шулейкин, от головы к хвосту идет волнообразное колебание, причем амплитуда колебаний все возрастает от головы к хвосту (т. е. голова меньше '"рыскает" из стороны в сторону, чем отклоняется от оси движения хвостовая часть тела). Если бы рыбы двигались вперед лишь при помощи колебаний хвоста,— указывает Шулейкин,— образовывались бы завихрения при «холостом ходе» этого движителя, а они тормозили бы рыбу. Между тем мы знаем, что скорость некоторых рыб в толще воды очень велика — более 90 километров в час! А как стремительны в аквариуме изящные индийские данио! И академик пришел к выводу: рыбы движутся при помощи «твердой волны», которая постоянно проходит по их телу. Хвост — лишь мотор этого волнообразного колебания.

У рыб, плавающих быстро в открытой толще воды или живущих на стремнине, иначе устроены и грудные плавники. Посмотрите, как они устроены у данио или у осетрят. Это уже не весла, а горизонтально поставленные «рули высоты». Брюшные плавники у этих рыб часто очень малы, а у некоторых сомов и бычков, живущих на быстрине, превращены даже в присоски, с помощью которых они могут закрепиться на грунте, камнях, растениях и отдохнуть.

Тело рыб обычно покрыто слоем слизи, смягчающей трение о воду. У рыб быстрого течения выделение слизи иногда очень обильно, и в стоячей воде эта же слизь может забиваться в жабры рыб, вызывая удушье. Такие случаи бывают с осетрами.
Значит, чтобы увидеть рыбок в их естественной обстановке, надо учесть и движение воды в аквариуме. Плаванию обитателей толщи воды не должны мешать заросли растений, а аэрация должна создать постоянный ток воды: хорошие пловцы тут же займут определенное положение — головой против течения.

И, наконец, последнее явление, связанное с физикой — фактор объема.
Когда мы содержим в неволе наземных животных или птиц, мы можем ограничить им помещения для передвижения (клетки), но не ограничиваем объем жизненной среды — воздуха. Комнатные птицы, например, пользуются не воздухом клетки, а воздухом всей комнаты, где помещается клетка, а при открытом окне и воздухом за пределами комнаты.

Иное дело — в аквариуме. Здесь мы не только помещаем в неволю наших питомцев, но и заключаем в «неволю» и часть их среды обитания — воды (помнишь, попытки создать «микрокосм»?). Естественно, что для обитателей аквариума условия жизни прежде всего зависят от объема аквариума и плотности его населения. «Несомненно,— писал один из крупнейших советских гидробиологов академик С. А. Зернов,— что каждому водному организму уже для одного добывания пищи и дыхания необходим определенный простор. Один и тот же вид в бассейнах большого объема имеет гораздо больший рост, чем в небольших водоемах».
Значит, чем больше объем сосуда, тем крупнее будет его обитатель. Ученые проверили эту закономерность на опыте. В разные сосуды посадили водяных улиток — прудовиков, кормили их одинаково и через 65 дней замерили длину раковин. Вот что у них при этом получилось:

   Объем сосудов см3 100 250 600 1000 2000
   Длина раковин прудовика через 65 дней 6 9 12 15 18

Этот, а также ряд других опытов помогли открыть так называемый фактор объема. Оказывается, объем наших аквариумов не всегда удовлетворяет наших питомцев и часто не позволяет им полностью акклиматизироваться в условиях неволи. Это одна из причин, что из двух тысяч видов рыб, которых содержат ныне в аквариумах, полностью прижились и размножаются едва ли более трети. Фактор объема угнетающе воздействует на половые органы многих рыб и они так и не развиваются до конца. Так, большинство интересных рыб из реки Амур до сих пор не размножены по этой причине. Известная южноамериканская рыбка пирайя лишь три года назад была разведена в Чикаго, причем на пару рыбок длиной в 25 сантиметров потребовался густо заросший с движущейся водой аквариум, вместимостью в 5000 литров! В тесном и маленьком аквариуме многочисленное его население растет медленно и никогда не достигает максимальных размеров. Не помогает при этом и сильная аэрация воды и густая зеленая растительность, и обильный корм. Только в огромных аквариумах можно увидеть естественные размеры рыб. Но таких аквариумов практически не бывает, аквариумных рыб уже многие десятилетия содержат в объемах меньших, чем им нужно. Все это ведет к вырождению и мельчанию аквариумных пород.
С фактором объема, столь сильно влияющим на жизнь рыб, тесно связано и еще одно явление — так называемый групповой эффект.
Мы уже знаем, что рыбы каким — то образом меняют состав воды вокруг себя. Но, воздействуя на воду, выделяя в нее, как принято говорить, продукты метаболизма, рыба тем самым воздействует и на других рыб. Каково это воздействие?
Опыты показали, что рыбы в стае потребляют кислорода гораздо меньше, чем посаженные в одиночку. Немецкий ученый Шлайфер проделал остроумный опыт, чтобы проверить причину этого явления. Он посадил в аквариум со стеклянными зеркальными стенками золотую рыбку. Сначала стенки были закрыты изнутри матовыми стеклами. Рыбка беспокойно плавала и потребляла много кислорода. Затем зеркала были открыты. И что же? Золотая рыбка увидела свои отражения, решила, что она в стае, и тут же «успокоилась»: меньше стала двигаться, а следовательно и меньше потреблять кислорода.
Некоторые утверждают даже, что в группе рыбы потребляют на 10 — 16% меньше кислорода каждая, чем в одиночестве. В чем же дело? По — видимому, стая сложилась в процессе приспособления к условиям существования как своего рода защитная организация рыб. В стае рыбы лучше замечают корм, опасность, лучше передвигаются при нерестовых миграциях. Находясь в группе, и в аквариуме рыбы чувствуют себя спокойнее, меньше «волнуются», значит, меньше потребляют кислорода. Причем опыт с зеркалами показал, что рыбы чувствуют себя в группе, не только ощущая соседок различными органами чувств, но и с помощью одного только зрения, увидев свое отражение в зеркале или заметив рыбу того же вида через стекло.
Групповой эффект отмечен только для мирных стайных рыб. Хищники, ведущие одиночный образ жизни, но посаженные вместе, наоборот, проявляют беспокойство и потребляют больше кислорода.
Отсюда важный вывод: мирных рыб — а это большинство аквариумных питомцев — надо держать по возможности в просторных водоемах с достаточным объемом для свободного перемещения. Этих рыбок надо держать обязательно в группе, по крайней мере в количестве 3 — 5 экземпляров. Пара — самец и самка — ненормальное, хотя и допустимое выделение рыб из группы. Лучше всего выглядят стайки мелких красивых рыбок в количестве 10 — 20 штук. В больших аквариумах они держатся стайкой все время, слаженно маневрируют, выполняя в один миг однородные команды. Ученые, кстати, до сих пор не могут исчерпывающе объяснить причины и природу этих команд.
Если в твоем подводном мире случайно оказалась одна рыбка какого — либо вида и нет возможности прикупить других, помести ее в компанию близко — родственных видов.
И еще одно. Рыбки очень часто заболевают. Аквариумисты обычно храбро берутся лечить своих питомцев. В небольшом сосуде разводят в воде поваренную соль или лекарственные средства. Затем в эту банку помещают больную рыбку. И любители природы уверены, что они проводят лечение. На самом деле происходит совсем иное. Действительно, соль и лекарства действуют губительно на паразитов. Воздействуют они, конечно, и на заболевшую рыбу. Но не это опасно. В маленькой баночке на ослабленную паразитами рыбку сразу начинают воздействовать две губительные силы: фактор объема и отсутствие стаи. В результате «лечение» может вызвать гибель почти освободившейся от паразитов рыбки.
Как видим, и групповой эффект и фактор объема далеко не отвлеченные теоретические изыскания, учитывать эти закономерности должен каждый аквариумист.