Зачем аквариумисту химия?

В практике аквариумиста очень часто встречаются случаи, когда растения или рыбки, кажется, находятся в идеальных условиях — и вода прозрачная, и температура подходящая, и света много,— а все равно получается не то, что хочется: растения не растут, листья их буреют, покрываются пятнами и разрушаются, рыбы тоже не растут и никак не желают размножаться.

В чем дело? Какие условия нами выполнены, а какие не учтены? Чтобы ответить на этот вопрос, начнем с небольшой экскурсии в прошлое.

 

В XVIII и XIX столетиях ботаники собирают со всех стран мира огромную коллекцию растений для гербария. В это же время начинает развиваться оранжерейное хозяйство, возникает спрос на живые экзотические растения. И снова в тропики устремляются собиратели растений. Теперь они уже знают, что именно ищут: в их руках ботанические справочники, составленные по гербарным растениям.

Тропические растения доставляют в европейские ботанические сады. Их сажают в самую лучшую землю, помещают на самое теплое, хорошо освещенное место, поливают самой лучшей водой. Многие гости тропиков в неволе приживаются, но самые интересные растения почему — то мельчают, чахнут, не размножаются. Чего им не хватает? Ученые теряются: ведь кажется, все условия тропиков соблюдены. Что еще нужно для капризных питомцев?
Постепенно у специалистов оранжерейного содержания экзотических растений возникает мысль: плохо мы знаем, как живут эти растения у себя дома, плохо мы изучили их условия жизни на родине, приспособляемость к этим условиям наших растений. Так, на рубеже XIX и XX веков рождается новое направление в биологии, рождается наука экология, изучающая приспособляемость животных и растений к условиям существования у себя «дома», на родине. Теперь уже собиратель растений не спешит выкопать растение и переслать в оранжерею, он сначала тщательно изучает все условия роста и развития этого вида для того, чтобы потом в оранжерее создать для его культивирования такие же условия. Ведь в конечном итоге именно от степени соответствия условий содержания в неволе условиям, в которых развивается данный вид у себя на родине, и зависит успех культивирования.

Мы говорим сейчас о содержании растений в оранжереях. А наши аквариумы — это тоже своего рода подводная оранжерея для водных растений и для рыб. Значит, мы тоже должны стремиться к созданию условий, типичных для данных видов рыб. Изучение этих условий, подбор их в аквариуме — это одна из самых интересных работ в акваристике.

В самом деле, у аквариумистов разных стран находится в культуре более двухсот видов водных растений! А сколько из них получило широкое распространение? В лучшем случае — пятьдесят. Почему? Для остальных, оказывается, мы не можем создать подходящих условий, чего — то не доучли, а результатом этого является торможение роста, иногда гибель растения. И приходится ломать голову — чего им еще не хватает?

То же самое происходит и с рыбками. У аквариумистов мира насчитывается более двух тысяч видов и разновидностей рыб. Но широкое распространение получили лишь 100 — 200 видов, не более. Рыбы по — разному относятся к перемещению в аквариумы и условно их можно подразделить на четыре группы. Есть виды, которые совсем не переносят условий комнатных водоемов. Это рыбы быстрых холодных ручьев, рыбы холодных глубин (например, очень интересная живородящая рыба — байкальская голомянка). А некоторые «не желают» жить в аквариуме совсем по непонятной причине. Много лет уже пытаются инженеры станции акклиматизации рыб переселить в аквариумы молодь красивого китайского окуня — синеперки. Не хочет. Поживет дня два — и гибнет.

Вот тут — то простор для исследовательских размышлений. Аквариумист уподобляется шахматисту, решающему сложную задачу — головоломку, здесь проявляется творческий характер его деятельности.

Ко второй группе рыб относятся такие, которые живут в аквариуме, но не развиваются, так как условия комнатного водоема на них действуют угнетающе. Это в первую очередь щука, судак, окунь. Рыбам этих видов аквариумные условия подходят лишь в раннем возрасте, а потом им требуется гораздо больший простор, иная вода и т. п. Понятно, почему со временем погибают в аквариуме осетры. Ведь мальки этих рыб по мере роста скатываются все время вниз по течению рек, пока не попадут в море, где и развиваются до взрослой рыбы, которая через восемь лет вновь входит в реки, поднимается в верховья и там, на мелких перекатах, мечет икру. Конечно такие условия в аквариуме для осетра создать невозможно.

Но вот удивительно: ко второй группе рыб относится: карась! Да, да, самый обыкновенный карась. Ты удивлен? Ты считал карася самой неприхотливой рыбкой? Ты вспоминаешь описание рыбного торга у А. П. Чехова. Там один из продавцов так рекомендует свой товар: «Важная рыба карась! Держаный карась, ваше высокоблагородие, чтоб он издох! Его хоть год держи в ведре, а он все жив!» Наконец, вероятно, тебе вспомнятся советы юному аквариумисту начинать с содержания карася.

Все это так, но карась от этого не перестает быть проблемной рыбой. Д проблема его в том, что он живет в природе в самых маленьких ямах с самой плохой водой — и растет, и размножается. Но в прекрасных условиях хорошо налаженного аквариума он этого делать «не желает». Случаи, когда караси вырастали и размножались в аквариуме настолько необычны, что о них всегда сообщают научные ихтиологические журналы. Как видим, и над подбором условий для второй группы рыб приходится крепко подумать. Чего, например, не хватает в неволе карасю, которого «хоть год держи в ведре, а он все жив», который в самом деле «живет» по многу месяцев в аквариумах, но фактически не живет, а медленно-медленно чахнет, умирает.

Что же такое — жить в аквариуме?

Рыбы, которые, будучи переселены в аквариум, нормально проходят все стадии развития, кроме одной — размножения, называются адаптированными (Адаптация — это приспособление организма к новым условиям существования) к условиям аквариума.

Таких рыб очень много. Их завозят из тропических водоемов и продают в зоомагазинах. У нас в стране к этой группе рыб относится целый ряд видов из реки Амур.

Адаптированные рыбы — самая интересная группа. Лишь одна стадия развития выпадает из их аквариумной жизни — нерест и продолжение рода. А почему? Здесь опять аквариумисту приходится решать задачу-головоломку. И иногда — решать годами. Вот сейчас, когда я пишу эти строки, у меня в аквариуме собираются метать икру синие касатки — очень изящные, живые рыбки, о которых подробно мы поговорим позже. Вот уже более десяти лет рыбки этого вида все «собираются» метать икру. Сколько пар рыб отсаживали на нерест за эти годы мои друзья и я — ничего не получается! И снова самец носится по аквариуму, и снова самка, наполненная икрой, вертится вокруг него. Наверное, и на этот раз ничего не выйдет. Чего-то мы не доучитьюаем, какие-то элементы выпадают из общего комплекса условий существования этих рыб.

Зато, если ты сумел подобрать полностью сумму этих условий, научился разводить какой-то вид, который ранее считался неразводимым,- это маленькое научное открытие, совсем небольшое, но все-таки открытие. Потому что ты прошел этим путем первый, до тебя условия нереста этого вида в неволе никто не сумел разгадать.

Разведенные в аквариуме рыбы составляют четвертую группу аквариумных рыб — акклиматизированных. Эти рыбы полностью переселяются в комнатные водоемы, для пополнения их числа уже не требуется ехать на Амур или на другую интересную реку. Рыбы, акклиматизированные в неволе,- это уже кем-то решенная задача. Не сразу и не просто удалось перевести их из третьей группы в четвертую, из последующих глав мы узнаем, как это было порой трудно. Но в том-то и прелесть занятия аквариумом, что решенную кем-то загадку любителю каждый раз приходится решать заново, решать самому. Конечно, ему уже не так трудно, как первому, тому, кто открыл «секрет» разведения этой рыбки: об этом «секрете» можно теперь прочесть в книжке. Легче ему и потому, что акклиматизированные рыбы уже не дикие, а «домашние» рыбы, они приспособлены к нересту в неволе, надо лишь подобрать подходящие условия.
Но вот подбор этих подходящих условий — далеко не всегда простое дело. Одни рыбы легко переселяются — из аквариума в аквариум, от одного любителя к другому,- легко входят в так называемое нерестовое состояние, легко размножаются. А вот с другими, проблемными рыбками, приходится немало повозиться. Подобно оранжерейным растениям, которые «почему-то» не росли и чахли, эти рыбы заставляют вновь и вновь проверять, все ли ты выполнил, все ли сделал как надо. И если приоткрыть занавес, заглянуть за кулисы нашей аквариумной сцены, то окажется, что ты не учитывал самого главного фактора, влияющего на рыб и регулирующего их жизнь, рост, нерест,— химического состава аквариумной воды.

Должен сказать, что это самый трудный раздел в акваристике. Но, чтобы быть мастерами своего дела, чтобы, перефразируя слова Ивана Владимировича Мичурина, не ждать милостей от аквариумных питомцев — вдруг разведутся сами!,— а взять их, т. е. разумно и со знанием управлять нашим прибором и жизненными процессами в нем, нам придется совершить этот трудный переход по стране Химии. Ведь именно химические качества воды, а следовательно и почвы, были в оранжереях иными и поэтому тормозили рост растений. Именно изменение химических показателей дает команды рыбному организму: «Расти! Подготовься к нересту! Можно метать икру!» А при неумелом обращении с теми же показателями, команды могут быть и совсем другие: «Будь карликом! Чахни! Умри!».
Еще несколько лет назад тщательное изучение химизма воды было делом совсем не обязательным. Любители аквариума ждали от своих питомцев «милостей» — бог даст, разведутся. Теперь многое изменилось. Расцвела наука волшебников — химия. Экология проникла во многие детали условий развития растений и животных, изучила и влияние химических данных воды на организмы. Современная акваристика без элементарных знаний химии — это слепой без палочки и поводыря. Вот почему нам с тобой, необходимо преодолеть эту трудность. Конечно, мы узнаем лишь самое необходимое. Если среди заинтересующихся этой книгой найдется маленький, то наша экспедиция может оказаться ему не под силу. Но я надеюсь, что тот, кто помоложе, увлечется аквариумом не на один год, и когда — нибудь снова перелистает страницы волшебной страны Химии.